КЕЙС
Дело Александра Иванова, участника митинга «Он нам не царь»

Пятого мая 2018 года в Москве и других городах России прошла серия протестных акций «Он нам не царь». В этот день общественный порядок в Москве охраняли национальная гвардия и полиция. Кроме того, на митинге были люди в камуфляжной одежде без знаков отличия, но с некоторыми атрибутами традиционной казачьей формы.

Из сообщений в СМИ, множества видеороликов с места событий и со слов очевидцев стало известно, что мужчины в камуфляже нападали на участников митингов, применяя насилие при фактическом невмешательстве полиции.

Использованы фото с сайтов narzur.ru, ovdinfo.org, twitter.com/MosSobyanin
Седьмого мая в Фонд «Общественный вердикт» за правовой помощью обратился Александр Иванов. Московский художник, участник протестного марша-прогулки по Тверской улице. Пятого мая, недалеко от места проведения марша, на Иванова напала группа из 15-20 мужчин, похожих на казаков. Один из нападавших сломал Иванову нос.
Что случилось
Фабула произошедшего по версии пострадавших
Пятого мая 2018 Александр Иванов был в районе Пушкинской площади во время протестной акции «Он нам не царь». Мужчина увидел на площади группу казаков (человек 15-20), которые провоцировали участников акции на столкновения и сами нападали на них.

Примерно в 15.50 Александр со своими друзьями ушел с площади в сторону Сретенского бульвара. В центре Сретенского бульвара недалеко от памятника Рахманинову с ними поравнялась группа из примерно 15 казаков. Они стали выкрикивать в адрес Александра угрозы после того, как он пытался снимать происходящее. Один из казаков выбил телефон из рук Иванова. Александр поднял телефон и успел сделать два снимка нападавших, но далее один из них набросился на Александра и ударил по лицу. Удар пришелся по носу, пошла кровь.

«Когда боевик его [Александра] ударил, они уже стали двигаться толпой на выход. Они негативно среагировали на то, что их снимают, и ударили Сашу, но прозвучала такая фраза, что дана команда уходить. То есть они явно были там по централизованной команде, а не по собственному зову души», – рассказал журналистам очевидец происшествия политик Владимир Милов.

Сам Иванов говорит в своих объяснениях, что казак его ударил и потом они стали уходить из сквера. После нападения казаки быстро скрылись. Скорая доставила Александра в ГКБ №1, где ему поставили диагноз «перелом костей носа» и прооперировали.

Александр Иванов после нападения на него людей в казачьей форме. 5 мая, 2018 год/ Источник: yarnovosti.com
Что это значит
Правовой анализ произошедшего
Александр Иванов с четырьмя своими друзьями участвовал в мирном протесте. Сотрудники полиции, которые находились на месте митинга, должны были охранять общественный порядок, предотвращая конфликты и нападения. Из сообщений СМИ, множества фото и видеосвидетельств, известно, что нападения и избиения участников митинга со стороны казаков в большинстве случаев не были пресечены сотрудниками полиции. Когда на Александра напали, он был уже за пределами площади, на которой проходил митинг. Нападавшие были в казачьей форме, как и те, кто избивал участников митинга на Пушкинской площади.

Сам Александр и его друзья утверждают, что угрозы и нападки группы казаков имели политический (идеологический) характер. Казаки, которые напали на Александра, в своих объяснениях дознавателю расскажут, что на Пушкинскую площадь они ходили, чтобы поддержать недавно избранного президента Путина.
Это обстоятельство позволяет предположить, что нападение было связано именно с участием Иванова в митинге оппозиции.
Избиение Иванова, в зависимости от обстоятельств дела и тяжести вреда, может быть характеризовано как нанесение вреда здоровью, побои или хулиганство (статьи 111-116, 213 УК РФ). В этом случае важна причина нападения: была ли она связана с участием Иванова в оппозиционном митинге. Если да, то нападение приобретает мотив политической вражды или ненависти.

В соответствии с медицинским освидетельствованием, здоровью Александра Иванова был нанесен легкий вред. Это означает, что преступление, совершенное против Иванова, должно квалифицироваться как «умышленное причинение легкого вредя здоровью (статья 115 УК РФ) с отягчающими обстоятельствами по мотивам политической ненависти или вражды» п. «а», «б» ч. 2 ст. 115 УК РФ).
Что сделано
1. Идентифицирован нападавший
Александр Иванов 7 мая 2018 года обратился в Фонд «Общественный вердикт» за юридической помощью. Он сообщил, что он и его друзья хорошо запомнили лицо нападавшего, предоставил его фотографии, какие-то сделал сам, какие-то нашел в интернете. Иванов также нашел профиль избившего его человека в социальных сетях. Им оказался «работающий в МЧС Дмитрий Зайцев по кличке Черный» (его аккаунты facebook.com, vk.com, ok.ru).

Интересы Александра Иванова представляют юрист Фонда «Общественный Вердикт» Светлана Тореева и адвокат фонда Константин Маркин.
2. Подано сообщение о преступлении
В этот же день, 7 мая 2018 года, было подано сообщение о преступлении в Главное управление МВД России по Москве (ГУВД Москвы). К сообщению о преступлении были приложены фотографии нападавшего и других людей в камуфляже, которые угрожали Иванову, а также медицинские документы. 10 мая Иванов подал ходатайство о проведении судебно-медицинского освидетельствования, 11 мая ходатайство удовлетворили, и 14-15 мая провели судебно-медицинское освидетельствование. По его данным, «5 мая Иванову А.В. был причинен легкий вред здоровью в виде рвано-ушибленной раны спинки носа и закрытого перелома кости носа».
3. Опрос нападавших и свидетелей
В рамках проверки дознание установило трех «Зайцевых» — людей, подходящих под характеристики Дмитрия Зайцева. Среди них был тот человек, на которого указывал наш заявитель. 15 мая 2018 года дознаватель полиции В. Тонких опросил, помимо Иванова и Зайцева, нескольких свидетелей нападения: двух из четырех знакомых Иванова, которые видели нападение, и одного из казаков, знакомого Зайцева, очевидца происшествия А. Урасова.

Зайцев и Урасов утверждали, что оказались в центре города, потому что в этот день «у казаков было запланировано посещение Храма Рождества Пресвятой Богородицы на Пушкинской площади в честь празднования Дня святого Георгия и одновременно дружеская встреча, посвященная памяти участников боевых действий в Донбассе». Урасов также сказал, что он пришел на Пушкинскую площадь в 12 дня, и узнал, что там проходит «согласованный митинг Национального Освободительного Движения в поддержку законно избранного президента РФ В.В. Путина».
«Я и мои знакомые как граждане РФ, поддерживающие президента РФ В.В. Путина, решили остаться на площади, так как время позволяло и до вечерней церковной службы было еще несколько часов», – добавил в своем объяснении Урасов.
Само нападение на Иванова обе стороны описывают по-разному. Иванов и его друзья настаивали на том, что у казаков было пренебрежительное отношение к нему и его друзьям, связанная с их участием в митинге «Он нам не царь». Казаки же говорили, что это у Иванова и его друзей была личная неприязнь к ним, связанная с их политическими взглядами, а они сами вообще на Иванова не нападали.
4. Отказ в возбуждении дела
Дознаватель полиции В. Тонких 18 мая 2018 года отказал в возбуждении уголовного дела, не найдя состава преступления в действиях казака.
5. Прокуратура отменила отказ
Не успел фонд обжаловать это постановление, как 22 июня 2018 года оно было отменено заместителем прокурора ЦАО по Москве из-за того, что дознаватель не опросил всех свидетелей и не провел полного анализа собранных материалов. Дознаватель начал новую проверку.
6. Повторный опрос Иванова и отказ от полиграфа
Дознаватель еще раз опросил Иванова. Но усомнившись в точности деталей, о которых говорил Иванов, дознаватель предложил ему пройти полиграф. По рекомендации защитников, которые не считают полиграфическое исследование научно-обоснованным методом, Иванов отказался от этой процедуры.

Важно различать неточность информации от ее недостоверности. Пострадавшие, как и свидетели, и обвиняемые с течением времени могут забывать детали и путаться в последовательности событий. И это является естественным явлением, а также основной причиной, почему расследовать преступления нужно «по горячим следам».
7. Новый отказ в возбуждении дела и отмена его Прокуратурой
После этой дополнительной проверки дознаватель 13 июля 2018 года отказал в возбуждении дела. Практически сразу, 24 июля, прокуратура отменила это решение дознавателя. Дознаватель в третий раз начал проверку. Тем не менее Прокуратуре не понравилось, что дознаватель соединил в одной проверке два сообщения о преступлении. Второе – от другого гражданина, который был избит казаками непосредственно на митинге на Пушкинской площади. Прокурор посчитал, что это два разных события и разбирательство должно быть отдельное по каждому.
8. Очередной отказ в возбуждении дела
Юристы обратились 8 августа 2018 года к дознавателю с просьбой ознакомить их с материалами проверки и с решением по ее результатам. Но дознаватель отказался сообщать какую-либо информацию. Только в январе 2019 года выяснилось, что дознаватель 15 августа 2018 года вынес третье отказное постановление.
9. Жалоба на неознакомление с материалами проверки
Из-за того, что в августе дознаватель отказал защитникам Иванова в доступе к материалам проверки и ничего не сообщил о принятом решении, юристы обжаловали 7 сентября 2018 года бездействие дознавателя в Тверском районном суде. Рассмотрение жалобы откладывалось более полугода, вплоть до 22 февраля 2019 года.
10. Суд и жалоба на дознавателя
В феврале 2019 года удалось, наконец, изучить полностью материалы проверки. Дознаватель их принес в суд, где защитники и ознакомились с ними. По этой причине юристы решили отозвать свою жалобу, поданную еще в сентябре. Была также подана жалоба на то, что дознаватель отказал в возбуждении уголовного дела.
11. Рассмотрение жалобы без пострадавшего и его защитников
На заседании 22 февраля Тверской районный суд прекратил производство по жалобе на неознакомление с материалами проверки. На этом же заседании выяснилось, что 8 февраля 2019 года прошел суд, на котором как раз рассматривалась жалоба на отказ в возбуждении уголовного дела. Ни защитники Иванова, ни сам Иванов не были уведомлены об этом заседании.
12. Прокуратура в третий раз отменила отказ дознавателя
Постфактум выяснилось, что на заседании суда 8 февраля прокуратура огласила свое решение, принятое первого февраля 2019 года. Этим решением прокуратура отменила третье отказное постановление дознавателя от 15 августа 2018 года, как раз то, которое обжаловалось в суде. Из-за этого суд 8 февраля 2019 прекратил рассматривать жалобу. В постановлении прокурора от первого февраля указано, что постановление дознавателя отменено в связи с тем, что он не провел полной и всесторонней проверки, не опросил всех свидетелей, проанализировал не все доказательства, представленные Ивановым.
13. Четвертое постановление об отказе в уголовном деле
Дознаватель формально провел еще одну, четвертую, проверку, хотя фактически не было сделано ни одного процессуального действия. После этой проверки он 26 февраля вынес еще одно, четвертое постановление об отказе в уголовном деле. При этом юристы Фонда получили это решение лишь в мае 2019 года.
14. Очередное обжалование действий дознавателя
15 мая 2019 года юристы фонда обжаловали четвертый отказ в возбуждении уголовного дела в суде. Заседание для рассмотрения жалобы еще не назначено.
Сложности квалификации преступления
1. Неэффективность частного обвинения
Органы дознания отказывают в возбуждении уголовного дела, если причинен легкий вред здоровью из личных неприязненных отношений. И предлагают пострадавшему обратиться в суд с частным обвинением (часть 2 статьи 20 УПК РФ).

Случай Александра Иванова не исключение. Дознаватель, отказывая в возбуждении уголовного дела четыре раза, также предлагал Иванову и его представителям обратиться в мировой суд с заявлением о преступлении в порядке частного обвинения (ч. 2 ст. 20, ст. 147, ч. 1, ст. 318 УПК РФ).
Тем не менее юристы фонда не считают обращение в мировой суд эффективным средством правовой защиты.
Есть основания полагать, что 5 мая 2018 года казаки пришли на Пушкинскую площадь не как обычные граждане России, а как вспомогательный отряд, оказывающий содействие полиции в охране общественного порядка. Это обстоятельство меняет степень ответственности.

Вместе с тем, чтобы исчерпать все средства правовой защиты, 25 апреля 2019 года юристы фонда обратились с частным обвинением в Тверской районный суд Москвы. 29 апреля 2019 мировой судья возвратил Иванову заявление, т.к. среди прочего, в заявлении указаны ряд статей УК РФ, которые не могут быть рассмотрены мировым судом. Данное определение было получено только 3 июня 2019 года и обжаловано в апелляционную инстанцию.
2. Отсутствие доступа к реестру казачьих обществ
Как известно, казаки имеют право участвовать в охране общественного порядка вместе с полицией. Для этого казак должен быть членом реестрового казачьего общества, которое в свою очередь должно заключить соглашение с полицией. То есть реальной причиной того, почему Зайцев и его друзья были на Пушкинской площади, а затем оказались на Сретенском бульваре, может быть их участие в охране общественного порядка в рамках своих обязанностей.
Поэтому юристам фонда было важно проверить факт участия казаков, в том числе и Зайцева, в охране общественного порядка 5 мая на Пушкинской площади.
Чтобы узнать, является ли Зайцев членом реестрового казачьего общества и участвовал ли он официально в охране общественного порядка, юристы сделали соответствующий запрос в Минюст России (Минюст ведет реестр казачьих организаций), а также направили ходатайства в ГУВД Москвы и в прокуратуру ЦАО Москвы. В своем запросе в Минюст от 31 мая 2018 года юристы просили предоставить информацию о том, является ли Д.И. Зайцев членом какого-либо реестрового казачьего общества. Обращаясь в МВД и Прокуратуру юристы просили провести проверки и направить запросы в Минюст России.

В результате Минюст отказался предоставить информацию, а МВД не проводило проверки и не стало отправлять запрос в Минюст. Прокуратура проигнорировали просьбу проверить информацию в официальном реестре Минюста.
3. Казаки не несут должностной ответственности
Представители казачьего общества, как указано в федеральном законе «О государственной службе российского казачества», несут государственную службу. Закон также утверждает, что принципами несения российским казачеством государственной службы являются, в числе прочих, приоритет прав и свобод человека и гражданина, их непосредственное действие, обязательность их признания, соблюдения и защиты. То есть, казаки де-факто являются специальными субъектами в уголовном праве и могут быть источниками нарушения прав человека. Соответственно, они должны нести повышенную ответственность в случае, если они допускают незаконные действия в рамках своей госслужбы.
Однако наш Уголовный кодекс не рассматривает казаков как специальных субъектов права, соответственно их преступные деяния квалифицируются на общих основаниях.
Поэтому де-юре казаки, даже если они по соглашению между казачьим обществом и полицией участвуют в охране порядка, не несут должностной ответственности. Но даже действующие общеуголовные нормы не применяются: дознаватель не стал проверять идеологический мотив нападения. А из-за того, что государственные органы отказали в предоставлении информации о членстве Зайцева в реестровых казачьих обществах, в материалах дела нет информации, которая позволила защитникам обосновывать идеологический мотив в действиях нападавшего.

Убедившись в отсутствии эффективных средств правовой защиты в Российской Федерации, адвокат 5 августа 2019 года подал жалобу в Европейский суд по правам человека.
Заявление частного обвинения
Столкнувшись с решительным сопротивлением правоохранительной системы, москвич при поддержке адвоката «Общественного вердикта» был вынужден обратился с заявлениями в мировой суд.

Преступление в отношении Иванова совершено фактически на границе, разделяющей зоны юрисдикции судебных участков № 369 и №370 Тверского района города Москвы. В результате такого пограничья мог возникнуть территориальный спор между судебными участками. По этой причине адвокат Фонда направил заявление частного обвинения сразу в оба участка. Мировые судьи обоих участков несколько раз отказывались принимать заявления, ссылаясь как на то, что это не их юрисдикция, так и на то, что Иванов предоставил недостаточно доказательств вины казака Зайцева — в то время как потерпевший предоставил максимально доступные ему сведения для обоснования обвинения, в том числе медицинские документы, подтверждающие травмы.
Попытка №1 – участок №369
25 апреля 2019 года Иванов подал заявление частного обвинения мировому судье судебного участка № 369 Тверского судебного района Москвы. Адвокат фонда попросил в заявлении возбудить уголовное дело и привлечь к уголовной ответственности по ряду статей УК РФ Зайцева Д.И. за нанесение Иванову телесных повреждений. Иванов также попросил привлечь к уголовной ответственности неизвестное ему лицо.
29 апреля мировой судья возвратил заявление Иванову как не соответствующее требованиям законодательства и предоставил срок для устранения недостатков до 24 мая 2019 года. Однако это постановление суд направил заявителю с опозданием в несколько дней - 30 мая 2019 года. Суд указал, что в заявлении не описано события преступления, не указаны место, время, обстоятельства его совершения, не представлены доказательства его совершения, не указана конкретная статья, по которой заявитель просит привлечь к уголовной ответственности казака Зайцева. Также судья указал, что заявитель просит привлечь к уголовной ответственности помимо Зайцева Д.И. неизвестное лицо, однако с подобным заявлением в органы дознания не обращался. Суд также указал, что в заявлении отсутствует отметка заявителя о том, что он предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный донос.

Адвокат фонда обжаловал это постановление, однако 26 сентября 2019 года Тверской районный суд г. Москвы согласился с мировым судьей и не удовлетворил апелляционную жалобу заявителя.
3 апреля 2020 года защита Иванова снова направила заявление частного обвинения мировому судье 369-го судебного участка. Адвокат фонда попросил в заявлении возбудить уголовное дело и привлечь к уголовной ответственности по ч.1 ст. 115 Зайцева Д.И. за нанесение телесных повреждений Иванову.

Мировой судья возвратил заявление 29 апреля 2020 года как не соответствующее требованиям законодательства, предоставив для устранения недостатков срок до 30 апреля. Суд указал, что из заявления не усматривается, что Иванов обращался с заявлением в правоохранительные органы о совершении в отношении него противоправных действий. В заявлении не описано события преступления, точное место, обстоятельства совершения преступления, не представлены доказательства в обоснование обвинения. Заодно, суд, наконец, указал, что место совершения преступления не относится к территориальной подсудности данного судебного участка.
Адвокат фонда направил в суд в тот же день 29 апреля уточненное заявление, где по пунктам указал всю запрашиваемую информацию. Но 12 мая 2020 года мировой судья снова отказал, указав, что заявитель не устранил недостатки.

16 июня 2020 года Тверской районный суд г. Москвы согласился с мировым судьей участка № 369. Адвокат обжаловал нижестоящие судебные акты во Второй кассационный суд общей юрисдикции. 19 июля 2021 судья отказал в передаче жалобы в суд кассационной инстанции.
Здесь важно отметить, что прежде чем попасть на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции, кассационная жалоба проходит так называемый фильтр у единичного судьи суда кассационной инстанции. Если этот судья обнаруживает существенные нарушения материального или процессуального права, он передает жалобу дальше на рассмотрение, если нет - отказывает в передаче.
Попытка №2 – участок №370
29 апреля 2020 года Иванов при поддержке фонда направил аналогичное заявление мировому судье судебного участка № 370 Тверского судебного района Москвы. 12 мая 2020 года мировой судья возвратил заявление как не соответствующее требованиям законодательства и предоставил для устранения недостатков срок до 15 июня 2020 года. Суд указал, что заявителю следует уточнить место совершения преступления, т.к. необходимо соблюсти правила территориальной подсудности рассмотрения дела. Суд заявил, что указанный адрес совершения преступления не относился к территориальной подсудности судебного участка. Также суд указал, что заявитель не представил доказательства, обосновывающие обвинение.

На указанное определение судьи 14 июня 2020 года адвокат фонда подал апелляционную жалобу, однако о результатах ее рассмотрения до сих пор ничего не известно.
15 июня 2020 года мировой судья отказал в принятии заявления, т.к. Иванов якобы не устранил недостатки в срок. 8 июля 2020 года была подана апелляционная жалоба, где адвокат указал, что оснований для возвращения заявления у суда не имелось, т.к. Ивановым была предоставлена максимально известная ему информация: заявитель указал конкретное место совершения преступления, приложив в доказательство фотографии с обозначением на карте. Кроме того, заявитель предоставил суду медицинские документы. Адвокат отметил, что обвинитель вправе самостоятельно определять круг и объём представляемых в суд доказательств.
Оценив поданную потерпевшим информацию как недостаточные доказательства, мировой суд фактически начал рассматривать дело Иванова и оценивать поданные им доказательства сразу на стадии принятия дела — то есть вне судебного процесса, а значит и в отсутствие сторон. Таким образом мировой суд нарушил право заявителя на судебную защиту, закрепленное в статьях 45 и 46 Конституции РФ. Тем не менее 31 июля 2020 года Тверской районный суд г. Москвы согласился с мировым судьей и отказал в удовлетворении апелляционной жалобы. И в этом случае адвокат Фонда направил кассационную жалобу во второй кассационный суд общей юрисдикции.
И наконец, 4 августа 2021 года судья второго кассационного суда общей юрисдикции постановила передать кассационную жалобу для рассмотрения в судебном заседании. Судья указала, что суд первой инстанции не привел мотивированных суждений, какие еще сведения должен уточнить заявитель при столь подробном описании подробностей совершения преступления.
Судья кассационной инстанции подытожила, что фактически потерпевший был лишен доступа к правосудию.

Второй кассационный суд общей юрисдикции удовлетворил кассационную жалобу адвоката 16 сентября 2021 и отменил нижестоящие судебные акты. В настоящий момент дело направлено мировому судье на новое рассмотрение.
1 октября / 2019
Обновлено: 16 сентября / 2021

Автор: Ани Агагюлян
при участии Светланы Тореевой,
Редактор: Асмик Новикова
Верстка: Ксения Гагай
ЧИТАТЬ ЕЩЕ